Новый Легион
Главная О клубе Дрессировка Племенная Работа Услуги Контакты Фотоуслуги WEB -дизайн

Кинологический Центр "Новый Легион" МО "НКП Немецкая овчарка"

Происхождение немецкой овчарки
Молодой офицер немецкой кавалерии стоял в задумчивости на гребне горы, глядя, как внизу, в долине, пастух пасет овечье стадо. В течение трех дней каждую минуту, свободную от службы в полку, он проводил здесь, изучая и наблюдая картины пастушьей жизни.
Овцы в этой части Германии были крупными и сильными, являя странный контраст с небольшими по размеру собаками, которые их пасли. Тем не менее, пастух спокойно дремал под ближайшим деревом, в то время как проворные и неутомимые помощники управлялись со стадом. Четвероногие пастухи не давали овцам забрести на соседние поля клевера, сгоняли их в одно место, когда на дороге показывались повозки; когда же стаду ничто не грозило, они позволяли овцам разбредаться по всей долине и щипать траву. Но если какая-то из них уходила слишком далеко, собаки тут же возвращали ее к стаду.
Зачарованному этим зрелищем молодому человеку рисовалась в воображении идеальная собака-пастух, способная справляться с двумя (разного размера) породами овец, распространенными в Германии. Ему представлялась некрупная собака, чрезвычайно умная, быстроногая, сильная, способная при необходимости защитить и стадо и хозяина; животное с благородной внешностью и уравновешенным характером, физически крепкое, выносливое, собака сообразительная и работящая, с врожденным стремлением служить человеку с удовольствием. Собака, которая бы стала его верным другом.
В конце концов, мечты молодого человека, принимая более четкие формы, привели его к решению: он выведет такую породу собак для пастухов всей Германии. Этого прозорливого мечтателя, офицера кавалерии, звали Макс фон Штефаниц. Итак, в один из дней в 90-х годах прошлого века возникла идея создания ноной породы - немецкой овчарки.
В течение долгих десятилетий немецкие овцеводы использовали в качестве пастухов самых разных собак, не придерживаясь никакой определенной системы, хотя в разных регионах страны преобладали какие-то свои типы. Попытки выбрать для этой цели одну определенную породу успеха не имели - все пастушьи собаки были отнесены к категории овчарок, независимо от их размера, формы, постава ушей, цвета или длины шерсти. Устраивалось несколько выставок всех этих пород; была даже предпринята попытка создать клуб, известный как «Общество Файлекс». Однако попытка не увенчалась успехом, так как клуб строился исключительно на общем интересе его членов к выведению собак, похожих на волков, видимо, в расчете на их высокую рыночную стоимость.
Что касается выставок собак, то они проводились с давних пор, давая собаководам возможность сравнить своих питомцев с другими собаками того же возраста и пола. Для собак, не достигших двухлетнего возраста, существовало два класса для кобелей и дна для сук - от 12 до 18 месяцев и от 18 месяцев до двух лет. Для взрослых собак старше двух лет существовал один класс для кобелей и один для сук. Двадцатый век стал свидетелем значительных изменений - это относится и к самим собакам, и к выставкам.
Макс Эмиль Фредерик фон Штефаниц родился в Германии 30 декабря 1864 года. В школе он отличался успехами во французском языке и настолько хорошо овладел им, что публика, слушавшая его декламацию на выпускном вечере, приняла его за француза. По окончании школы он хотел заняться сельским хозяйством, но, уступив настояниям матери, стал кадровым офицером. Какое-то время Макс служил при Ветеринарном колледже в Берлине, и знания по биологии, которые он там приобрел, очень пригодились ему впоследствии, когда он всерьез занялся выведением новой породы собак. На гербе семьи фон Штефаниц был начертан девиз, о котором Макс не забывал всю свою жизнь: «Поступай правильно и никого не бойся».
Служба в чине офицера кавалерии была весьма уважаема в аристократической среде, к которой принадлежал фон Штефаниц. В 1898 году Макс получил повышение и стал капитаном кавалерии - редкая честь для молодого человека. Однако вскоре от него потребовали, чтобы он оставил службу, так как он женился на актрисе, чье социальное положение в то время считалось гораздо ниже его собственного. Это был перст судьбы. Теперь у него появилось время, которое он мог посвятить созданию новой породы собак - немецкой овчарки.
Он купил прекрасное поместье близ Графрата и обустроил его в тот же год, когда основал Verein fur Schaferhunde ( SV ) - Общество «Немецкая овчарка». В последующие годы в семье родилось двое детей - Герта и Отто. Отто стал заниматься сельским хозяйством, никогда не интересуясь собаками. А вот его сестра Герта, унаследовавшая страсть отца, принимала активное участие в «закулисной» работе. Когда специализированные выставки «Sieger Show» стали международным мероприятием, Герту можно было увидеть на них в качестве переводчицы, помогавшей иностранным гостям.
В течение 90-х годов капитан фон Штефаниц экспериментировал с выведением собак, используя идеи, популярные у собаководов Англии. Интересовали же его главным образом овчарки - поистине самые рабочие собаки нашего века. За годы службы человеку эти собаки развили чрезвычайно острое чутье и рабочие инстинкты. В 1899 году Макс посетил одну небольшую выставку, на которой приобрел Гектора Линкршейма. Он тут же сменил кличку пса, назвав его Хоранд фон Графрат.
Две недели спустя, основав вместе со своим другом Артуром Мейером Общество «Немецкая овчарка» (SV), Макс фон Штефаниц стал его первым президентом. Артур Мейер, постоянно живший в своем доме в Штутгарте, стал секретарем Общества и вел дела клуба. В качестве соучредителей в Общество вступили три овцевода, архитектор, мэр города, владелец гостиницы и судья. Эта группа и основала тот знаменитый клуб, которому было суждено стать крупнейшим в мире клубом одной породы.
Хоранда первым внесли в только что созданную Племенную книгу SV под номером SZ 1. По сути, он стал первой зарегистрированной немецкой овчаркой. Чтобы получить некоторое представление о тех качествах овчарки, которые, по убеждению фон Штефаница, должны быть присущи этой породе, нужно сказать несколько слов о Хоранде - собаке, которая с первой же встречи покорила его и тип которой стал основой новой породы.
Заметим, что для знатоков выставочных собак того времени Хоранд явился воплощением их заветной мечты: это был крупный кобель с высотой в холке 61-65 сантиметров; даже с точки зрения современных стандартов это превосходный экземпляр среднего размера - с крепким костяком и мускулистым сложением, с красивым абрисом тела и благородной формой головы. Характер пса соответствовал его экстерьеру: он прекрасно слушался хозяина, и самое главное - в нем была благородная прямота, сочетавшаяся с безграничной и несокрушимой жаждой жизни. Выросшая из необученного щенка, эта собака слушалась малейшего кивка головы хозяина, когда тот находился рядом, НО, предоставленная самой себе, становилась отчаянной плутовкой, настоящей разбойницей и неисправимой подстрекательницей собачьих раздоров. Непоседливая, она находилась в постоянном движении; к знакомым людям относилась хорошо, но без раболепия; а нот детей просто обожала и всегда была полна любви к ним. Чем могла бы стать эта собака, если бы в то время существовала военная или служебная дрессировка? Ее недостатки являлись следствием воспитания, но не породы. Хоранд страдал от подавляемой или, точнее, от избытка неиспользованной энергии; когда кто-то уделял ему внимание, он приходил в восторг и тут же становился самой послушной собакой.
Начиная с 1899 года, общество проводило ежегодные специализированные выставки «Sieger Show», и победители в классах взрослых собак получали титул Sieger (Победитель) или Siegerin (Победительница) года. Капитан фон Штефаниц был судьей на подобных выставках, а значит, имел возможность руководить методами селекции. Понимая стремление многих собаководов проводить вязку своих сук с Победителем текущего года, фон Штефаниц в последующие годы имел возможность, определяя победителя, руководить развитием породы, а также исправлять дефекты, становившиеся слишком распространенными. Если начинали преобладать какие-либо недостатки или отклонение от рабочего стандарта становилось слишком явным, он старался противодействовать этому, подбирая экземпляры, лишенные пороков, создавая комбинации, которые давали бы наименьшую вероятность передать потомству тот или иной дефект. Поскольку на выставках рассматривались и родословные собак, фон Штефаниц имел возможность больше узнавать о достоинствах и пороках, коренящихся в происхождении, ведь независимо от того, проявляются ли эти качества в самой собаке, они могут передаваться потомству. На выполнение судейских обязанностей на «Sieger Show» уходило два дня. К делу подходили очень серьезно, по ходу работы учитывались, помимо всего прочего, характер и темперамент собак.
Капитан фон Штефаниц поставил перед собой необычную задачу. Во-первых, ему нужно было создать эффективную организацию, что он делал с редкой предприимчивостью и умением увлечь за собой единомышленников. Были составлены Устав клуба и стандарт породы - благодаря удивительной дальновидности основателя клуба и обширным знаниям они действуют и поныне. Макс фон Штефаниц положил начало первой Племенной книге, ибо понимал, что порода должна основываться на изучении наследственности, а не только на результатах побед на выставках. В то время происхождение овчарок было неизвестным, и собаки с нужными породными свойствами отбирались и регистрировались, даже если в их родословных имелись пробелы. И фон Штефаниц принял решение об обязательной регистрации всего потомства, что обеспечило основу для генетического учета. Племенная книга фон Штефаница служила также основой для исследовательской работы. Со временем в Племенную книгу стали вносить только чистокровных немецких овчарок, происхождение которых можно было доказать, - правило, действующее по сей день.
Спустя два года после основания клуба умер Артур Мейер. Фон Штефаниц, взявший на себя его функции, перевел Общество «Немецкая овчарка» в Мюнхен. Число членов Общества постоянно росло, и вскоре возникла необходимость создания филиалов в различных частях Германии. Филиалы создавались по мере возникновения необходимости в них. Членам Общества рассылались информационные бюллетени, в которых, в частности, уточнялись их обязанности. Фон Штефаниц давал собаководам рекомендации по улучшению породы, указывал, в каких линиях, с какими суками следует вязать кобелей. Сообщал так­же, какие сочетания, нецелесообразны и каких собак не следует использовать в качестве племенных. Он определял максимальное количество щенков, которых может выкармливать сука, создал систему, согласно которой назначаемые клубом уполномоченные по охране породы осматривают при рождении помет. Уже на первых шагах общества он создал методику разведения немецкой овчарки и пропагандировал ее среди собаководов Германии. В то время большинство собаководов охотно следовали его предписаниям, желая своим питомцам только добра. По сути, их готовность подчиняться его авторитету, и объясняет ту быстроту, с которой разнородные овчарки сформировались в определенную и легко узнаваемую породу.
Однако работа Общества не всегда протекала гладко. В первые годы те собаководы, которые выводили дорогостоящие породы собак, упорно оспаривали решение общества о том, что немецкая овчарка является служебной породой и таковой должна оставаться. Благодаря целеустремленности и решительности фон Штефаниц смог отстоять свою позицию и отразить попытки менее преданных делу людей уничтожить эту породу.
Отставной капитан, поселившись в Южной Баварии, целиком посвятил себя разведению и изучению немецких овчарок. Хоранда он спаривал строго выборочно - лишь с теми суками, которые по типу были наиболее близки ему. Его сын, Гектор фон Швабен, стал вторым немецким Победителем, а сыновья Гектора Боевульф, Гейнц фон Штаркенбург и Пилот III возглавили три важнейшие линии Хоранда.
Используя Хоранда в качестве исходного образца, на котором строилась концепция новой породы, фон Штефаниц продолжал формировать немецкую овчарку как породу, сочетавшую в себе рабочие качества, ум и благородство. Его не интересовала красота собаки, как таковая, она учитывалась лишь в той мере, в которой отражала ее крепкое сложение для выполнения работы.
Вскоре фон Штефаниц обнаружил, что собаки теряют свою нонятливость, если их постоянно держать в питомнике. Учитывая, что характер, ум и рабочие качества немецкой овчарки имели первостепенное значение, он ввел соревнования на послушание с тем, чтобы сохранить данные качества в породе. Поскольку для пастушьей работы требовалось весьма ограниченное количество собак, фон Штефаниц стал подыскивать для собак иные сферы служения человеку. В армии его идеи сперва вызвали насмешки, но, отдав несколько овчарок в полицию, он сумел доказать их пригодность в качестве полицейских собак. Полиция проявила большую готовность к сотрудничеству, обнаружив, что эти собаки чрезвычайно полезны при поиске и задержании преступников.
Чтобы вызвать интерес к соревнованию по этой породе, общество учредило награды в некоторых областях. Самой большой честью явился титул Победителя в Пастушеских состязаниях. Другая награда выдавалась за особые достижения в разведении. Состязания по дрессировке были учреждены при содействии полиции. Выдавались награды, изыскивались другие средства, чтобы доказать полезность немецкой овчарки для человека. Судить на состязаниях разрешалось только членам общества, причем до того, как выступить в роли судей, они должны были пройти определенный срок обучения. Естественно, что по мере увеличения числа членов росло и количество выставок по этой породе. На выставках общество присуждало награды по всем классам.
Некоторое время спустя армия все же признала полезность овчарок на военной службе. Но лишь во время первой мировой войны военные поняли, какую огромную пользу могут приносить немецкие овчарки. Они служили связными, прокладывали телефонные линии, отыскивали раненых и указывали их местонахождение санитарам красного Креста, служили в качестве караульных и сторожевых собак, сигнализировали о появлении врага во время патрулирования.
Усилиями руководителя к 1923 году количество членов Общества возросло до 57 000. Фон Штефаниц осуществлял полный контроль над организацией и определял всю стратегию, относящуюся к развитию породы. После первой мировой войны, когда порода стала знаменитой и некоторые неразборчивые в средствах собаководы стали разводить собак лишь для того, чтобы продавать щенков за границу, фон Штефаниц сумел положить этому конец. Он стал вести «Керунг» - обзор, в котором собаки тщательно исследовались, оценивались и где давались рекомендации о том, следует ли брать те или иные экземпляры для племенных целей. Таким образом, он положил конец неупорядоченному разведению и способствовал планомерному улучшению породы.
В начале 1900-х годов собаководам приходилось прибегать к родственному и линейному разведению, которое проводилось, под тщательным контролем и было направлено на достижение скорейшего формирования однородности типа. Одним из первых примеров подобного разведения стал Роланд фон Штаркенбург, совершенно черный Победитель 1906/07 года. Он был отпрыском Гейнца фон Штаркенбурга, а его дедушками были Гектор фон Швабен и Беовульф (который по обеим линиям являлся внуком Хоранда). Кроме того, бабушкой Роланда с обеих сторон была Люси фон Штаркенбург, в которой тоже текла кровь Хоранда.
В 1925 году фон Штефаниц столкнулся с одной из тех проблем в племенной работе, которые назревают постепенно и остаются до поры до времени незамеченными, пока вдруг не пронзятся со всей очевидностью. Немецкие овчарки становились слишком длинноногими и теряли те оптимальные рабочие пропорции, которых фон Штефаниц столь упорно придерживался. Собаководы, встретившиеся с фон Штефаницем до «Sieger Show» 1925 года, соглашались, что нужно что-то предпринимать, и на этой выставке фон Штефаниц намеренно премировал собаку иного типа, чем прежние Победители. Он выбрал Клодо фон Боксберга, который стал первой современной немецкой овчаркой. Потомок Хеттеля Уккермарка и сын Эриха фон Графетерта, он был более коренастым, имел более растянутый корпус, спину и упругий, стелющийся по земле аллюр. Это была собака среднего размера, спокойная и бесстрашная. К концу года Клодо увезли в США, но до того он уже успел произвести своего знаменитого сына, Утца фон Хаус Шуттинга, которого впоследствии также вывезли в США.
С 1918 по 1926 год, когда популярность породы достигла своего пика, питомникам, чтобы производить достаточно щенков для удовлетворения большого спроса на овчарок, приходилось работать ускоренными темпами. Но когда эти щенки вырастали во взрослых собак, их скверный характер начинал работать против корыстных махинаций тех, кто их разводил. В тот период было ввезено немало посредственных собак, которых продавали тем, кто желал иметь собаку, руководствуясь лишь соображениями престижа. После 1926 года сбыт овчарок резко упал. Не все могли уживаться с этими собаками, когда они становились либо слишком большими, либо слишком злыми. Немецкая овчарка снискала печальную славу: появилось много агрессивных собак, и слухи об их злобности с легкостью попадали в газеты. К счастью для этой породы, ее чрезмерная популярность шла на убыль параллельно с тем, как недобросовестные собаководы наносили немалый вред этой породе.
Тем временем в фон Штефаниц по прежнему определял стратегию и вводил четкие правила разведения собак, оберегая своих любимых немецких овчарок. Хотя порода стала внешне очень красива, он не позволял собаководам забывать о том, что немецкая овчарка - служебная порода и что прежде всего следует учитывать характер, темперамент и ум собаки. Число членов Общества «Немецкая овчарка» тем временем продолжало расти благодаря умелому руководству этой организацией.
В 30-х годах по всей Германии, точно раковая опухоль, стал распространяться нацизм. Среди членов Общества было немало нацистов, которые пытались вмешиваться в дела клуба. Используя недостойные средства, они упорно старались отстранить фон Штефаница от дела всей его жизни, когда же он противился этому, угрожали ему концлагерем. Пришлось сдаться - сдаться после 36 лет такой плодотворной работы в обществе. Год спустя, 22 апреля 1936 года, в годовщину основания своего общества, капитан фон Штефаниц умер.
Макс фон Штефаниц был человеком с мечтой в душе. Кроме того, он обладал сильным характером, чтобы претворить свою мечту в действительность. Даже самые суровые его критики относились к нему с большим уважением - ведь он осуществил то, чего не сделал бы никто другой: он создал породу из пастушьей собаки и путем селекции сделал немецкую овчарку самым благородным и незаменимым четвероногим другом человека. Никогда не довольствуясь только красотой или гармоничным обликом, фон Штефаниц учредил правило, по которому все демонстрируемые собаки должны иметь рабочие качества. Это условие, а также тот факт, что новая порода получила признание полиции, армии и других организаций, обеспечили овчаркам будущее в качестве служебных собак. Общество «Немецкая овчарка» - самый большой в мире клуб породы. Без завидной дальновидности организатора общества эта порода никогда бы не достигла такой популярности, которую она имеет сегодня. Многочисленные любители немецких овчарок должны быть благодарны их создателю - капитану Максу фон Штефаницу.
Хотя после второй мировой войны в Германии осталось относительно немного хороших собак, немецкие собаководы с помощью правил разведения, которые им завещал капитан фон Штефаниц, в течение нескольких лет сумели поставить разведение элитных собак на должную высоту.
Были созданы отличные программы, способствующие развитию породы. В январе 1971 года общество начало осуществлять татуировку немецких овчарок. Кроме того, собакам делали рентгенограмму и на снимке отмечали номер татуировки, так что какие-либо подмены исключались. С августа 1968 года, когда общество приступило к программе «Дисплазия тазобедренного сустава», по август 1985 года рентгенографию прошли 130324 немецкие овчарки. Количество нормальных собак категории «а» год от года растет. В 1985 году 74% всех овчарок, проходивших рентгеновские исследования, имели нормальные тазобедренные суставы. Еще 18% были отнесены к «почти нормальным».